header

Історія одного життя

 

“Таємницю цареву пристойно зберігати, а про діла Божі сповіщати похвально ”
(Тов. 12.7)

“Таїна Божа сприймається  і пізнається лише вірою. Людино! Хочеш – вір, а хочеш – не вір. Але при цьому знай, що від твоєї невіри таїна Божа не перестане існувати ”
Святійший Патріарх Філарет

Багато разів і багатьма способами Бог звертався до людей як в Старозавітні часи, так і в Новозавітні. І в наші дні, як і колись, Він являється багатьом і творить чудеса.

Бог відкривається нам і дає можливість пізнавати Себе. Існує загальне Божественне Одкровення і приватне. Загальне дане всьому людства для спасіння. Це таємниця Бога Єдиного, таємниця Пресвятої Трійці, таємниця Боговтілення і Викуплення від гріха, прокляття та смерті. Їх відкриває Бог для всієї повноти людства, а головне для Церкви Христової. Ці одкровення знайшли своє відображення в догматах Православної Церкви і збереглися незмінними досі. Приватне Божественне Одкровення відноситься до кожної окремої людини, для якої й було воно об'явлене. Такі одкровення мають велику вагу та значення для людини, яка отримала їх. І таких об’явлень і історія Церкви, і сучасність знає не малу когорту. І тільки людська скромність та смирення є єдиним саваном, який приховує ці таємниці від світу: зберігають в серці його як найбільший дар Божий.

Святійший Патріарх Філарет неодноразово у своїх проповідях  наголошував на тому, що як і в старі часи, Господь сьогодні творить масу чудес, які слід побачити. Це і чудотворні ікони, і зцілення невиліковних хворих…

Розповіді людей, які пройшлися по межі життя і смерті, а точніше між двох реальностей, володіють великою силою переконання і жаги до життя і то життя в Бозі.

До нашої редакції завітав чоловік, який відрекомендував себе так: Григорий, русскоязычный человек, по национальности еврей, православный христианин и верный Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата и, причем, это все сознательно. Пан Григорій розповів дивну історію свого життя, подію, яка відкрила для нього більш реальниій світ, на противагу тому, який оточує нас, світ, де все матеріальне стає несуттєвим.

Щоб не втомлювати читача надмірними роздумами та пролегоменами, які можуть відволікти увагу від головного предмету, на який ми акцентуватимемо увагу нашою розповіддю, розпочнемо так-званий допит нашого співрозмовника пана Григорія, фамілію якого ми не розголошуватимемо з відомих причин. Отож розпочнемо.

- Пане Григорію, розкажіть, будь-ласка, про себе, як ви прийшли до Церкви, коли прийняли в серце Христа?

Моя история – это не элемент пиара, чтобы обо мне кто-то услышал, написал. Я понимаю прекрасно, что несу ответственность за каждое сказанное мною слово, потому то, чего не было, о том я не буду говорить.

Второе. Может быть, эта история все-таки поможет людям, подскажет, что есть шанс, что есть момент спасения. Это не зависит от людей или от лекарств. В первую очередь это зависит от твоего отношения к Богу и обратного отношения к тебе.

Чтобы было более понятно я немножко расскажу о себе.

По воспитанию я продукт советской эпохи, русскоязычная школа. Но родился я и вырос в Украине и для меня это не пустые слова, не пустое место. Украинский язык для меня больше чем язык. Но самое интересное, что так сложилась жизнь, что человек по воспитанию я не религиозен, тоесть и мои родители, и родственники, и знакомые в принципе не были христианами. Жизнь тогда как-то продолжалась и в крещение не чувствовалось потребности. Но сейчас, когда я смотрю на себя: русскоязычный человек, по национальности еврей, православный христианин и верный Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата и, причем, это все сознательно.

В моей жизни, как и в любой истории, есть предыстория. Жизнь по техонечьку шла и где-то в 1996 году к нам на рождественские праздники приехали знакомые. Они предложили пойти на Подол в один маленький храм. Вот мы и поехали туда. До этого случаю я, наверное, несколько раз посещал храм, но это было просто так. К этому я относился равнодушно. И вот мы пришли в храм, людей там не было. И я стал просто ходить по храму и рассматривать. Стал я на одно место и начал чувствовать, как в меня входит энергетика, стало хорошо. И вот я начал чувствовать, как моя правая рука поднимается для того, чтобы осенить себя крестным знамением. Но ведь я не был крещен. Я начал думать, что я делаю, для чего мне это? И вы вдумайтесь, я сказал себе: оно мне надо? И хочу опустить руку, а она-то не опускается, а наоборот поднимается. Что я делаю: я беру левую руку и ею опускаю правую. Возникли вопроси: зачем я сюда пришел, оно мне надо? Тогда я дал себе слово больше в храм не ходить. Тоесть, что я совершил на самом деле? Отверг Бога. И я уверен, если бы я тогда поступил по-другому, то и вся моя жизнь пошла бы по-другому.

В этот период я работал. Но к концу года со здоровьем у меня начались проблемы. На следующий год становилось все хуже и хуже. Я начал худеть, организм истощался вплоть до кровоизлияний. В начале 1998 года мой будущий крестный отец говорит: “Слушай, Гриша, тебе надо провериться, что-то у тебя не то”. А он сам медик. Я пошел к врачу, а тот говорит, что действительно что-то в организме есть. Меня направляют в Онкологический центр. После проведенного осмотра была найдена злокачественная опухоль. Я был в шоке, как будто мир полностью обломился. Я начал понимать, что я не такой как все, это же не просто простуда. Это такое заболевание, какое в любой момент может закончится смертью. Где-то сутки я это все переваривал, осознавал и пришел к выводу – чтобы не было, как бы ни было, я буду бороться до последней секунды, буду идти до конца. Не смогу идти, буду полсти.  И в этот момент у меня проявилось чувство, которого до этого момента никогда не было – чувство медитации, тоесть вхождения в себя и познавания себя. Я начал чаще уходить от этого мира, входить в себя и разговаривать со своими органами: давайте бороться, да,  кто-то пострадает, но все таки… да, я виноват, я…

Ну вот. Положили меня в больницу, сделали полный комплекс обследований и 18 мая сделали операцию. Операция прошла хорошо, как сказали мне после врачи, что тело, органы были идеально подготовлены к операции, как в пособии для врачей, просто идеально. Во время нахождения в реанимации вышел катетер и атрофировался мочевой пузырь. Через несколько дней меня перевели с реанимации.  Поначалу все было хорошо. Но потом начались новые проблемы. Как мне сказали позже, я стал рекордсменом по пребыванию в отделении больницы, поскольку провел там 66 дней. А в больнице вообще находится сложно. Такое ощущение, что ты находишься в разлитой черноте. Лекарства по устранению заболевания не помогали. Толку не было никакого. Уже думали ехать в другую больницу, но там сказали, что они делают то же самое, что и в этой больнице.

В один из дней, а это было уже начало июня, будучи в палате, я ушел в себя и спросил, что делать, ведь надо как то найти выход. И я решил обратится к Богу. “Если Ты здесь, если Ты меня слышишь, если можешь, сделай что-нибудь, подскажи, как быть?” И вдруг я встал на ноги среди палаты и чувствую – моя жизнь изменилась, потому что я начал смотреть на мир другими глазами и понимать. Это было как мгновение. Кто виноват в этой болезни? Ты. Ты своей жизнью довел до этого. С глаз словно спала пелена и я понял, что спасение только в Боге. Я вышел на коридор, зашел в ванную комнату и там возле зеркала я стоял и смотрел на себя минут 15-20. И только одна мысль была во мне: это каким надо быть человеком, чтобы довести себя до этого? И тут начался процесс. Об этом я никому не говорил ни слова, никакой литературы в руки я не брал, даже Святое Письмо я не читал. Этот процесс был на уровне подсознания. Пришло понимание Бога как Троицы – Отца и Сына и Святого Духа. Пришло понимание веры, именно в контексте православной веры. Ситуация оставалась та же. Но я начал благодарить Бога, хвалить Его при всех, начал осенять себя крестным знамением, мне еще и помогали, как это правильно сделать. Но главное, что процесс познания веры пошел. И на этом фоне продолжало ухудшаться мое состояние. 18 июня мне предложили пройти обследование. Туда я еще пошел своими ногами, а назад меня моя жена уже практически тащила, я несколько раз терял сознание. Когда меня привели в чувства, я начал понимать, что самое страшное, что я исчерпал жизненный неприкосновенный запас энергии, после чего я долго не протяну. Тоесть в физическом плане пошел необратимый процесс. Я понимал, что этот вопрос надо решить принципиально. Я понимаю, что этот вопрос доктора и лекарства решить не смогут. Два дня мне ставили капельницы и уколы, а у меня одно в голове крутится: у меня только один шанс и одно решение вопроса – надо напрямую обратится к Господу Богу за помощью. Я предполагал, что может быть ответа и не будет. Но значит я в этом виноват, значит я еще не готов. Но было понимание, что это же Бог, если не к Нему, то к кому тогда.

20 июня вечером случилась интересная ситуация. Моя восьмиместная палата была на половину пуста. Вечером, когда я ложился спать, смотрю, что с моей стороны никого нет: тот в реанимации после операции, тот выписался, тот ушел на выходные домой. Таким образом, в той части палаты я остался один. И я подумал: есть возможность обратится к Богу. Все уложились спать. И вот где-то в 21.45 вечера мои соседи с другой части палаты начали спать. Я собрал все свои силы, вот все, что было в кулак, всю свою веру, надежду, любовь, лег на кровать, закрыл глаза и вознесся к Богу. Дословно передать мои слова, с которыми я обратился, не могу, потому, что не готовился, это не была речь. Но последнюю фразу, если у меня даже будет амнезия, я буду помнить до последней секунды. Это, знаете, как гранитная скала, а в ней метровыми буквами выбита эта фраза. Звучит дословно: “Или забери меня к себе, Господи, ибо нет больше силы все это терпеть, или дай мне возможность выздороветь и выписаться отсюда. И первое, что я сделаю, когда во мне только появятся силы, я приду в церковь, приму крещение и стану христианином в Твое Имя и в Твое честь, Господи”. И я почувствовал, что что-то начало происходить. Дверь из палаты на коридор была полуоткрыта и оттуда шел свет, тоесть темно не было. И вот я увидел, как этот свет начал тухнуть и вообще пропал и звуки из коридора больше не доносились. И почувствовал что, может и физически, я ухожу в какую-то другую реальность. И тут впервые я услышал, как я долгое время называл, Того, Кто был рядом со мной. По той энергетике я почувствовал, что рядом со мной кто-то есть. Было такое ощущение, что надо мною кто-то стоит и полностью контролирует меня. И я услышал внутренний голос: “Не мешай, ты же просил”. Я понял и максимально расслабился, насколько это возможно. Вокруг все стало темнее. Темнее, чем “Черный квадрат” Малевича. Кромешная. И посредине появилась как будто какая-то светлая точечка, она выросла в пучочек и создала овал. По цвету, он напоминал сиреневый туман, шел такой рассвет. И в этом свете появился образ Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Как на классических иконах, в пояс с поднятой благословляющей правой рукой, в белоснежный одеяниях. Складки на одежде были чуть темнее, как будто молочного цвета. Предельно бледный цвет кожи, насколько это возможно представить, тоесть лица и правой руки. Левой не было видно, тоесть она опущена. Но на фоне белого максимально бледный цвет лица. Контуры одеяния немножко плыли, не было четкости, но контуры руки и лица были нормальны. При этом, что меня поразили сразу – лицо. Лицо идеальной красоты. Я не могу его описать. Но формы лица, размеры, пропорции были идеальны. По возрасту, как и в Святом Писании сказано, где-то 30-33 года. Черные волосы до плеч, темные глаза. Глаза как два прожектора, насквозь пронизали. И вот образ открывался не сразу, а по чуть-чуть. И вот я начал чувствовать заботу, внимание, доброту, человеколюбие, любовь. Это все нарастало и входило в меня. На душе становилось легче, спокойнее, начала появляться какая-то надежда. И в определенный момент, когда это видение дошло до какого-то уровня, появилось сознание, что меня как младенца взяли на руки. И вот я смотрел снизу вверх по диагонали, как и смотрит ребенок на маму. И притом крупным планом передо мной было лицо. Волосы, глаза пронзительные, нос. И вот я взглядом дохожу до губ и в этом момент я увидел то, что не может сравнится ни с чем. Вы знаете, все улыбки матерей, когда им дают первенца, были в этой одной улыбке Бога. Он смотрел как на Свое дитя, неразумное, глупое, но Его чадо. И эти все чувства, как в нирване. Я начал как будто расплываться, ощущал невесомость, эта улыбка, это отношение ко мне. Я все понимал. И вот после всех этих бед, этих операций переживать вот такое! Мне кажется, что это можно сравнить только с Царством Небесным. Я не могу выразить своих ощущений, потому что аналогии нет. Как апостол Павел не мог, то и я тем более. И в момент максимальной своей расслабленности произошло  то, о чем у меня не хватило бы наглости даже попросить. Я услышал глас Божий, обращенный ко мне, именно живой звук, живые слова, как слова отца к сыну или наставника к ученику, или же старшего брата к младшему. И даже это все вместе в сравнение не годится. Голос баритон. Интонация голоса от предельно царственной до беспредельно нежной. И вот если бы там было так: ты грешный раб и так далее. Но тут самое начало меня поразило, о чем мне даже нет силы ни говорить, ни думать. “Гриша, Я услышал тебя, Я с тобой, Я помогу тебе”. И тут сознание понимания, что происходит, как происходит, Кто это говорит… Я почувствовал себя в полном счастье и просто поплыл. И в один момент я увидел, что все ставало как и в начале: улыбки на лице не было, и Он начал исчезать. В тот момент я услышал Того, Кто был рядом со мной (через внутренний голос): да как ты можешь, это же все для тебя, давай, борись. И я услышал такие слова: все будет хорошо. Я начал напрягаться и в секунде почувствовал, то все хорошо, как ничего не было. Я услышал, как начинает возвращаться звук из коридора, уже эта темнота пропала, я лежал и открыл глаза. В этот момент я почувствовал, что мое тело начало вытягиваться как струна. И вдруг услышал голос Того, Кто был рядом со мной: “Не мешай, так надо”. Руки автоматически я опустил. Я вытянулся и почувствовал каждую клетку своего тела. Звуки до меня доходили, но я не мог открыть рот, подвигаться, даже подвигать веками. Тогда от пальцев ног к голове пошел горячий поток. После него пошел холодный поток. И в этот момент мое тело в разных местах по разному начало колебаться. Как кровать выдержала это и не развалилась, я не знаю? В комнате этого никто не слышал. А ведь были моменты, когда я зависал на одних пятках. Таким образом, по телу прошло три цикла горячего и холодного потока. И вот после первого цикла с организма начала выделятся жидкость по всему телу. И в этот момент я услышал душу: “Ну наконец то, неужели все это сейчас закончится. Боже, как хорошо, сейчас бы походить по потолку, полетать бы, интересно, а что на той улице делается”. Я испугался и тихо лежал. После этого я упал в большую лужу жидкости, которая вышла из меня. Притом это не была вода. Я смотрю, а она липкая. Я понял, что это конец, встал с кровати и начал вытираться. С любопытства я взял на палец этой жидкости и преподнес ко рту, чтобы попробовать на вкус. Я почувствовал три вкуса невероятно предельной концентрации: кислый, горький и соленый. Я вышел, походил и думал как мне себя дальше вести. Также надо было поменять постель, чтобы как-то спать. Прихожу к кровати, смотрю, а постель то сухая. Я лег и снова обратился к Господу с просьбой, что мне делать, как дальше быть, что завтра сказать врачам, пусть меня выписывают? Желания рассказывать эту историю у меня не было, но надо же было как-то уйти с больницы. Подумал: может какое-то лекарство попринимать? И вот об этом  я и спросил у Господа. И вдруг я услышал голос, который мне сказал название лекарства. Когда я это услышал, то не поверил этому. Ведь название это лекарства упоминалось и ранее, но врач сказал, что его принимать пока не надо. Когда я это услышал, то подумал, что мне показалось, и я переспросил и дословно получил тот же ответ. Утром я встретил доктора и попросил прописать мне то лекарство, название которого услышал ночью, на что врач согласился. Физически я начал ощущать себя лучше, хотя сил и не хватало. Но со временем я выписался с больницы, недели через две дома немного набрал веса и помнил, что обещал Богу, надо же обещанье выполнять. Я пришел в храм Живоносного Источника (Казанской иконы Божьей Матери) на Борщаговке, и подумал, похожу, посмотрю, если не понравится, то пойду в другой. Я зашел в храм на литургию, мне понравилось. Было бы не плохо здесь крестится, но все-таки есть Тот, Кто все знает. Я вышел из храма и обратился к Господу как мне поступить, ведь знал, какие проблемы существуют в украинском православии. И я услышал ответ, краткий, но конкретный. При этом Господь второй раз в моей жизни назвал меня по имени, через внутренний голос сказал: “Гриша, это твое”. И такая благодать в меня вошла в этот момент, что душа моя возликовала.

Господь всегда дает больше, чем ты просишь. Господь дал мне почувствовать и воспринять, как в идеале должна проявляться любовь к ближнему – не смотря на возраст человека, национальность, пол, вероисповедание, появилось желание подойти к каждому, поцеловать в руку и обнять.

З огляду на такі минулі події в житті як ви дивитеся на своє сьогодення?

Я начал понимать каким колоссальным есть уровень нашего грехопадения, как мы ушли от всего, что было изначально и дальше продолжаем падать. Таким образом, я крестился и стал верным Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Я понимал, что мне был дан шанс, шанс жить новой счастливой жизнью.

 

Розмову вів Володимир ЯЦУЛЬЧАК

 

Церква.info