header

Епископ Евстратий: Вряд ли Москве удастся от Константинополя добиться действий, ухудшающих наше нынешнее положение

«Портал-Credo.Ru»: Владыко Евстратий, сейчас проходит весьма продолжительный визит Вселенского Патриарха Варфоломея в Россию. Каковы Ваши первые впечатления от визита?

1Епископ Евстратий (Зоря): Визит этот, действительно, довольно неожиданный по своей программе, по своему характеру. Хотя о нем было известно достаточно давно – за несколько месяцев, но он все же неожиданный. Почему?

Стоит вспомнить, как принимали Патриарха Варфоломея во время его предыдущего визита, а именно на похоронах Патриарха Алексия II. А принимали его очень холодно, фактически, даже враждебно. Из телетрансляции было видно, что его всячески старались не показывать. Хотя он формально возглавлял богослужение, но фактически он был отодвинут максимально, насколько было возможно, в сторону.

И после всего этого такая обширная программа, призванная продемонстрировать изменение отношений между Константинополем и Москвой, может быть названа неожиданной.

Однако, это свидетельствует не столько о смене позиции Московского патриархата в отношении Константинополя, сколько о продолжающейся напряженности. Отношения, которые сейчас складываются между Москвой и Константинополем, это отношения, скорее, шаткого равновесия. И вот чашу весов Патриарх Кирилл и его помощники с помощью, в том числе и такого визита, хотят склонить на свою сторону.

То же самое можно было видеть во время визита Патриарха Кирилла в Константинопольский патриархат. Было сделано достаточно много притягательных и интересных предложений Константинополю. В том числе и в финансовом отношении: организация паломничеств и духовного окормления многочисленных российских туристов, которые тысячами приезжают на курорты Турции и которые могли бы оставлять значительные суммы во время отдыха, частично предназначенные Константинопольскому патриархату. Это все должно быть достаточно интересно, как мне кажется, для Константинополя, – если смотреть с точки зрения Московской патриархии.

Но, с другой стороны, Константинопольский патриархат никогда не пойдет на уступки, которые будут в ущерб его собственному видению исторической роли и предназначения в православном мире.

Поэтому за всей пышностью и длительной программой этого визита, с одной стороны, кроется желание показать, насколько Константинополю должно быть приятно сотрудничать с Московским патриархатом, а не враждовать с ним, как это было до недавнего времени, а, с другой стороны, такая длительность визита свидетельствует о том, что требуется достаточно много времени для проведения встреч и переговоров.

– Вероятно, важное место на этих переговорах займет украинская тема?

– Совершенно очевидно, что публичная программа – публичные встречи, богослужения и мероприятия – это лишь часть той программы, которая запланирована и которую хотят реализовать. Но, я думаю, что значительная, если не основная часть программы визита – это встречи и переговоры между Патриархами и между делегациями патриархатов.

Мне кажется, что совсем недаром в делегации Константинопольского патриархата присутствуют митрополит Галльский Эммануил и генеральный секретарь Синода Константинопольского патриархата архимандрит Елпидофор (Ламбриниадис). Это люди, которые среди многих вопросов в последние годы занимаются и украинским церковным вопросом.

Я думаю, что Вы правы, и украинская тема в этих переговорах будет звучать. И звучать достаточно активно, потому что в отношениях двух Церквей украинский церковный вопрос является одним из важных, если не ключевым на данный момент.

При предыдущем Патриархе Алексии II, конечно же, очень сильно отравлял взаимоотношения между Константинополем и Москвой вопрос Эстонской Церкви. И решить его было достаточно сложно хотя бы в силу того, что Эстонская Церковь была родной для Патриарха Алексия (Ридигера). В то время как для Патриарха Кирилла она не является такой близкой и родной. Поэтому пойти на какие-то уступки в вопросе Эстонии в обмен на какие-то уступки со стороны Константинополя Патриарху Кириллу будет значительно легче, чем это было для Патриарха Алексия II.

– Вы имеете в виду уступки в отношении Украинской Церкви?

– Возможен некий размен, как это произошло в июле 2008 г., когда в обмен на отказ от активных действий в отношении Украины, Константинопольский патриархат получил согласие Московского патриархата на активизацию межправославного диалога, на участие Патриарха Алексия II во встрече предстоятелей православных Церквей (Синаксе) в октябре 2008 г., на разблокирование подготовительных процессов к Всеправославному Собору. И в этом ключе взаимоотношения между двумя патриархатами нужно рассматривать и сейчас, потому что, фактически, один из самых острых вопросов, которые стоят в отношениях между православными Церквями на данный момент, это вопрос о механизмах провозглашения автокефалии и автономии.

Всеправославное совещание, которое в прошлом году состоялось в Шамбези, с одной стороны, как бы очертило возможные рамки решения вопроса об автокефалии. Но, с другой стороны, осталось больше вопросов, чем ответов, так как это весьма предварительное решение, и требуется согласование того, что было решено комиссией, на следующем заседании Всеправославного совещания, а потом еще и на встрече предстоятелей Церквей. Поэтому, я думаю, вопрос об автокефалии и автономии, как один из ключевых вопросов в процессе подготовки к Всеправославному Собору, будет, конечно же, обсуждаться и на встречах во время настоящего визита Патриарха Варфоломея.

А этот вопрос нельзя рассматривать без конкретной привязки к украинской церковной ситуации – даже если вслух эти вопросы и не будут связываться. Потому что одна из крупнейших и немногих Церквей, которая сейчас претендует на признание своей автокефалии, – это Украинская Церковь.

И этот вопрос очень болезненный в отношениях Москвы и Константинополя, болезненный для всего православного мира. Поэтому рассматривать два вопроса по отдельности нет ни возможности, ни смысла. Когда сейчас говорят о теоретических основах автокефалии и автономии, на самом деле имеются в виду совершенно практические последствия этих решений.

Поэтому я думаю, что такое долгое время, такая активная и пышная программа визита Патриарха призваны дать возможность как можно больше, глубже и качественнее обсудить все эти вопросы. Насколько удастся московской церковной дипломатии добиться тех целей, которые она перед собой ставит – а это и укрепление своего влияния в православном мире в целом, и возможность иметь развязанные руки для действий в Украине в частности? По опыту предыдущих лет и предыдущих событий можно сказать, что константинопольская церковная дипломатия более тонкая и эффективная. И Москве добиться реальных уступок от Константинополя будет очень и очень сложно. И никакая внешняя пышность и другие знаки внимания, которые будут оказывать Патриарху Варфоломею в России, не склонят его действовать в ущерб своим интересам.

В 2008 г. президент Виктор Ющенко организовал Патриарху Варфоломею такую встречу в Киеве, которую вряд ли кто-то, где-то и когда-то в будущем будет Патриарху Варфоломею организовывать. Та программа и та пышность, с которой встречают Патриарха Варфоломея в России – лишь тень той пышной программы и тех встреч, которые были организованы Патриарху Варфоломею здесь, в Киеве. И если Патриарх Варфоломей не пошел по тому пути, которого от него ожидал президент Ющенко, то уж вряд ли он пойдет, в ущерб своим интересам и своему видению интересов Константинополя, и сейчас.

Кстати, не стоит исключать и того, что пышность и насыщенность программы специально имеют своей целью "перекрыть" впечатления Патриарха Варфоломея от посещения Киева два года тому назад.

– Какие-то реальные результаты для Вашей Церкви этот визит может дать в обозримом будущем?

– Я думаю, что в обозримом будущем, так или иначе, прямо или косвенно, результаты визита Патриарха Варфоломея в Россию, конечно же, будут влиять на Украинскую Церковь. Они будут влиять как на позицию Московского Патриарха, так и на позицию Константинопольского Патриарха, так и на позицию Украинской Православной Церкви Московского патриархата здесь, в Украине. Но насколько это влияние будет решающим, сказать сложно. В любом случае, я глубоко убежден в том, что ключ к решению этого вопроса находится не в Москве и не в Константинополе, а находится в Киеве.

И рано или поздно решение этого вопроса произойдет именно в Киеве. А остальные стороны конфликта могут либо отдалять решение этого вопроса, либо приближать его. Но само решение этого вопроса находится именно в Киеве, именно в Украине. И до тех пор, пока оно не вызреет здесь, в Украине, ни Москва, ни Константинополь за спиной Украины решить его не смогут, как бы они ни пытались это сделать.

Мы уже имеем опыт 1997 г. - встречи Патриарха Варфоломея и Патриарха Алексия II в Одессе, когда за счет некоторых высказываний Патриарха Варфоломея, которые поддерживали позицию Московского патриархата по украинскому вопросу, был достигнут компромисс по вопросу Эстонии. Но мы видим, что это в дальнейшем не решило ни украинского, ни эстонского церковных вопросов. Так что здесь любые договоренности между Москвой и Константинополем, которых могут достичь два Патриарха во время нынешнего визита, не будут иметь решающих последствий, если при этом не будут учитываться собственно украинские интересы и тот взгляд на положение вещей, который существует в Украине.

– Вы, говоря о Церквях, на которые может повлиять визит Варфоломея, назвали все, кроме Вашей собственной. Как этот визит может сказаться на положении УПЦ КП?

– Я думаю, что каким-то решающим образом этот визит не может сказаться на Киевском патриархате по той причине, что ничего принципиально нового по сравнению с тем, что уже было заявлено, в позициях Москвы и Константинополя в отношении Украины ожидать не приходится. Никаких принципиально новых заявлений, которые бы ухудшали положение Киевского патриархата, нам ожидать не приходится. Потому что все, что можно было заявить и сделать, уже было заявлено и сделано.

Вряд ли Москве удастся от Константинополя добиться действий, ухудшающих наше нынешнее положение. Вряд ли Константинополь пойдет на какие-то серьезные уступки в украинском церковном вопросе, так как он вполне ясно понимает, насколько положение Церкви в Украине влияет на положение самого Константинопольского патриархата. То есть мне кажется, что никаких решающих для Киевского патриархата событий нам ожидать не приходится.

Сказать что-то более конкретное можно будет только по окончании визита. Сейчас, судя по публичным выступлениям двух Патриархов, пока происходит только обмен дипломатическими любезностями. Каких-то конкретных шагов и конкретных решений видеть не приходится. Но визит будет продолжаться, события будут развиваться. Поэтому более ясные и конкретные оценки можно будет дать только по истечении визита.

Ведь не даром на деятельности Константинополя сказывается тысяча лет истории Византийской империи и пятьсот лет пребывания под властью Турции. Я думаю, что в вопросах церковной дипломатии и дипломатии вообще Константинопольская патриархия может быть названа непревзойденной по сравнению с любым другим православным церковным центром и может сравниться лишь с Ватиканом.

Кстати, хотя это лишь предположение, но я бы не исключал того, что некое влияние на то сближение, которое мы видим, оказывает и тот факт, что нынешний Константинопольский Патриарх и нынешний Московский Патриарх находятся в достаточно хороших отношениях с Ватиканом. Я думаю, что некое влияние этого фактора на взаимоотношения двух Патриархатов присутствует. Хотя это лишь предположение.

Беседовал Владимир Ойвин

Церква.info
за матеріалами Порталу-Credo.Ru